Оккупация Польши СССР и Германией в 1939 и советская оккупация 1945-1989
  • Владимир Адошев
  • 14.02.2019

Оккупация Польши СССР и Германией в 1939 и советская оккупация 1945-1989

В медийном пространстве часто приходится слышать использование польскими политическими деятелями термина «cоветская оккупация» применительно к событиям 1939-1941 и 1945-1989 годов. В настоящий момент в Польше функционирует несколько «музеев оккупации», в том числе самый крупный в Гданьске.

Польша достаточно последовательна в своей риторике, которая зачастую возмущает официальных политических представителей Российской Федерации и Беларуси, будоражит все про-правительственное про-российское русскоязычное медиа-пространство.

Официальная российско-беларуская позиция от польской категорически отличается. Разберемся cо всем по порядку, проследив всю историю советско-польских отношений с 1939 года. Также рассмотрим, почему именно в современном польском взгляде на историю термин «оккупация» применяется не только к Третьему Рейху, но и к СССР.

С нападения на Польшу началась Вторая мировая война

В целом, события сентября 1939 года обычно не любят вспоминать ни в России, ни в Беларуси. В «отечественной истории» принято говорить лишь про 1941 год и знаменитое «без объявления войны германские войска напали на нашу страну»… Тем временем, война началась двумя годами раньше, когда 1 сентября 1939 года в Польшу вступили войска немецкого Третьего Рейха с запада, а 17 сентября 1939 — войска СССР с востока. В советской истории второе событие назвали невзрачно: «польским походом РККА». В современном же польском и европейском взгляде на историю оба события называют одинаково: «вторжением», «захватом территории», «нападением». Почему так? Разберемся.

В сентябре 1939 года польская армия несла большие потери, но продолжала выполнять боевые задачи по защите суверенитета собственного государства. Можно долго говорить о том, что Польша была не готова к войне, и о явных стратегических ошибках польского правительства, и низкой боеспособности армии. Но факт остается фактом: Польша приняла бой на два фронта, бой был неравным, и в этом бою Польша свой суверенитет утратила.


На иллюстрации зеленым цветом обозначена граница Польши до сентября 1939 года. Темно-серым — территория Германии. Светло-серым — территории марионеточных государств под протекторатом Германии (в том числе «Генерал-губернаторства»).

Польскому руководству удалось осуществить частичную эвакуацию в Румынию и страны Балтии, а оттуда перебраться в Лондон. Меньше чем год спустя, в 1940 году румынская Бессарабия и все страны Балтии тоже попадут под удар СССР.

Дополнительный протокол пакта Молотова-Риббентропа достаточно четко формулировал сферы влияния между СССР и Германией. После недолгих переговоров, двумя государствами-вершителями человеческих судеб была определена взаимная граница. Государство Польша перестало существовать.

Третий Рейх и «Генерал-Губернаторство»

Как обстояли дела на территории, занятой гитлеровской Германией, известно достаточно хорошо. Эту правду не пытаются скрыть, о ней говорят откровенно: never again. Никогда вновь. Здесь, пожалуй, солидарными окажутся абсолютно все. И историки современной Германии, признавшей собственные исторические ошибки, и современной Польши, и, конечно же, современной России и Беларуси.

Главной частью политики Третьего Рейха была сегрегация по национальному признаку. Всю полноту гражданских прав получили представители немецкой национальности. Немцы проживали в большом количестве в западной части Польской Республики и вблизи Восточной Пруссии (особенно в немецко-польском по национальному составу городу Данциг, формально являвшегося независимым до 1939 года). Параллельно с этим началось заселение территорий бывшей Польской Республики немцами-поселенцами из центральной Германии.

Еврейским жителям была уготована участь оказаться в гетто и быть впоследствии полностью уничтоженными. Польским жителям – уготована полная утрата национальной субъектности.

Неотъемлемой частью политики Германии было желание «обескровить» и «обезглавить» поляков в интеллектуальном и творческом плане. Массовым арестам и последующему уничтожению подверглись представители интеллектуальных профессий (ученые, врачи, преподаватели университетов), видные представители бизнеса, члены польских политических партий и члены бывших государственных структур. Широко внедрялась политика принудительного труда и выселения поляков в трудовые лагеря Германии.

Представителей других национальностей на территории «Генерал-Губернаторства» (так в Третьем Рейхе назвали территориальный субъект, образованный в западной части бывшей Польской Республики) практически не было, но и они ощутили на себе обстоятельства той политической и экономической обстановки, которую Третий Рейх устроил на всех оккупированных территориях.

СССР и «советская западная Белоруссия и Украина», миф о «польском походе РККА»

Тем временем, восточную часть Польши заняли советские войска. Сегодня эту историю не очень любят вспоминать в официальных медиа ни в России, ни в Беларуси. Про нее принято говорить либо хорошо, либо никак. Причины тому есть.

С точки зрения советской пропаганды рассказать все получалось действительно красиво: это были территории, населенные преимущественно украинцами и беларусами, следовательно, СССР осуществил акт «торжественного воссоединения разделенных народов». А национальные меньшинства (поляки, евреи и другие национальности) – «получили равные права в интернациональной семье». Иначе и быть не могло, ведь пришли великие силы добра, и устроили мир, любовь и процветание. Реальность была совершенно иной.

В 1939 году советская власть пришла на территории, избежавшие участи стать частью советского политического и экономического пространства двадцатью годами ранее. Почему «участи»? Потому, что невозможно изучать историю СССР и сфер его влияния в отрыве от советской политической и экономической доктрины, в которой отсутствует понятие частной собственности и рыночной экономики. Которые существовали и активно развивались в Польше.


Польша 1930-х. Школа в городе Гродно.


Польша 1930-х. Костел в крепости возле города Брест-Литовска (в «советской Белоруссии» его назвали просто Брестом).

Польша до 1939 года была развивающимся государством с рыночной экономикой. Функционировал малый, средний и крупный бизнес, работали банки, были налажены товарно-денежные отношения. Вне зависимости от национальности, в обществе были люди, которые своим физическим и интеллектуальным трудом, смекалкой и умом имели возможность зарабатывать неплохие деньги. В стране существовал институт частной собственности: люди владели недвижимостью, покупали и продавали квартиры, автомобили, частные дома. Строили усадьбы, обрабатывали и благоустраивали находящуюся в собственности землю.

Достаточно посмотреть на фотографии довоенных городских жителей на территориях Польши, отошедших в 1939 году к советским «западной Белоруссии и Украине». Красивые пальто, широкополые шляпы, меха, шикарные платья, сшитые по европейской моде. Люди ездили на европейских и американских автомобилях. В частных магазинах продавалось практически все.


Польша 1930-х. В довоенной Польше, государстве рыночной экономики, была возможность развиваться и жить достойно. Приветствовался любой физический и интеллектуальный труд, в том числе умение грамотно заниматься бизнесом.

Общество функционировало так, как привычно и понятно всем нам сегодня. Люди стремились обустроить достойную жизнь для себя и своих детей. Они работали для того, чтобы улучшить текущее благосостояние и подарить благополучную жизнь следующим поколениям, которые должны были получить в наследство хорошую недвижимость, семейный бизнес, плодородную землю, должны были продолжить историю семьи, преумножая ее благосостояние в каждом поколении.

Когда до этого дотянулась рука СССР, все рухнуло. Жизнь оборвалась, пришла беда и горе. Жители ощутили на себе все «прелести» становления советского строя и «классовой борьбы с буржуазией». Начались аресты, массовые конфискации земли, домов, квартир и любого имущества. Все самые деятельные, активные, образованные люди, оказались личными врагами советской власти, подлежащими либо физическому уничтожению, либо аресту и ссылке для трудовой эксплуатации в лагерях на территории дальних республик СССР.


Войска СССР занимают город Львов, до 1939 года являвшийся частью Польши.

За два года 1939-1941 жители советских «западной Белоруссии и Украины» прожили в миниатюре все двадцать лет советской власти, которых им, казалось бы, удалось избежать. Такие же катастрофические для жителей события произошли в Литве, Латвии, Эстонии и Румынской Бессарабии, занятых СССР в 1940 году.

Противниками становления советской экономической модели стали не только поляки. Поэтому не стоит удивляться, что в 1941 году на антисоветской протестной волне повсеместно вспыхнул местный литовский, латышский, эстонский, украинский и беларуский национализм, активно поддержанный наступающей Германией. Но это уже совсем другая история.

Позднее сторонники советского режима скажут, что на самом деле политикой СССР было всего лишь желание избавиться от тех, кто может стать потенциальным диверсантами и сотрудничать с разведкой гитлеровской Германии. Это, конечно, интересный повод для попытки оправдания. История показала, что атмосфере маниакальной шпиономании утолить запрос на «потенциальных» врагов и шпионов невозможно. Они будут «выявляться» вновь и вновь.

СССР осуществил ряд тактических достижений, отодвинув государственные границы и удлинив, тем самым, будущий путь наступления Третьего Рейха на Москву и другие крупные города. Проблема кроется не столько в том, что СССР присоединил эти земли, сколько в том, что СССР распространил на них экономическую и политическую доктрину своего режима, в самом худшем из всех проявлений. И этот факт невозможно игнорировать.

Главной мишенью СССР на занятых территориях стали «классовые враги», а именно, «капиталисты и буржуи». В бывшей Польской Республике, ставшей частью советских «западной Белоруссии и Украины», борьба с «буржуазией» почти полностью проходила под лозунгом борьбы с поляками. На фоне беларусов и украинцев поляки занимали более высокое положение в обществе, обладали большим количеством финансов и недвижимости. За это их назвали «панами», что синонимично «буржую» в советском сленге: не удивительно, что они стали врагом номер один советской власти. Термин «панская Польша» широко применялся в советской пропаганде и ранее.

Но как и было всегда у той самой советской власти: сначала пришли к тем, кому было что терять, а потом и к тем, кому терять было практически нечего. В конечном счете в течение двух лет репрессии коснулись всех: без разделения на социальный статус и национальность. Немало горя выпало и на долю украинцев и беларусов.

Под смертельную советскую машину попали и совсем небогатые люди, например те, кто так или иначе соприкасался со службой в государственных органах Польши, среди которых были не только поляки, но и украинцы, и беларусы. Служба в полиции и в армии Польши являлась основанием для ареста советскими спецслужбами и поражения в правах.

Совокупность перечисленных фактов однозначно объясняет польское отношение  к данным событиям как к «оккупации».

Нельзя не упомянуть про плен и расстрел около 20 000 польских солдат и офицеров в Катыни и других лагерях смерти. Об этом сказано достаточно много, тема Катыни регулярно появляется в медиапространстве и, отчасти, затмила другие советские военные преступления.

Ключевым фактом является ее признание и осуждение Российской Федерацией на официальном уровне. В ноябре 2010 года Государственная Дума РФ приняла заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах», которое официально признает массовый расстрел польских граждан в Катыни преступлением и осуждает его. Расследование велось с начала 1990-х годов, в мае 2010 года российская сторона передала Польше 67 томов уголовного дела. Катынь и места других захоронений стали официальными памятниками жертв, которые посещают официальные делегации России и Польши.

Между тем, стоит упомянуть о других людях, живших в Восточной Польше, чья жизнь была сломана вмешательством СССР. Примечателен факт того, что события Катыни апологеты советской власти осознают и, потому, причастность СССР к ним всячески отрицают, но остальные факты — нет. Будто бы так и «было нужно».

В восточной части Польской Республики было много жителей, которых называли «осадниками». Это были поляки, которым государство выделило землю за особые заслуги, либо те, которые эту землю выкупили за собственные средства. Многие из них были ветеранами советско-польской войны 1919-1921 годов, которые вышли в отставку, обзавелись семьей и собственным хозяйством. Вновь неудивительно, что они тоже стали приоритетными врагами советской власти, которая решила припомнить все «старые обиды».


Польша 1930-х годов. Семья польских «осадников». Судьба не оказалась к ним благосклонна: в 1939 году в их дом пришли советские солдаты.

Осадники были преимущественно небогатыми людьми и жили либо небольшими поселениями, либо на отельных хуторах. Вместе с осадниками-поселенцами аресту были подвергнуты лесники, пожарные и все низовые представители польских государственных служб. Лесников арестовывали первыми — боялись координированного партизанского сопротивления.

Происходили ли подобные события в соседнем «Генерал-Губернаторстве»? Сходства можно найти, но и отличий будет достаточно. В современном польском взгляде на историю нет единого мнения, где в действительности полякам оказалось «лучше» в 1939-1940 годах, поскольку и представители СССР, и Третьего Рейха, зачастую рассматривали поляков как «побежденных врагов» и дешевую рабочую силу, с которой можно особо не церемониться.


Брест-Литовск после ликвидации польских государственных структур, 1939 год. Мероприятия по передаче города из-под контроля гитлеровской Германии — сталинскому СССР.


Брест-Литовск, 1939 год. Победители, вершители человеческих судеб. До взаимного противостояния оставалось меньше двух лет.

Вспоминая об обороне Брестской крепости советскими солдатами от наступающих немецких войск в 1941 году, воспетой в кино и литературе, стоит вспомнить и об анти-немецкой обороне той же крепости польскими солдатами в 1939 году. Гораздо менее общеизвестным и цитируемым является тот факт, что в 1939 году немцы уже были в Брест-Литовске (в БССР названного просто «Брестом»), но после подавления польского сопротивления, по взаимному договору передали город СССР.


Польские военные Константин Плисовский и Вацлав Радзишевский, уничтоженные советской властью среди тысяч других польских военных.

На российском и беларуском ТВ сегодня (на момент написания данной статьи) с удовольствием расскажут про подвиг советского комиссара Фомина, руководившего обороной Брестской крепости в 1941 году, но стыдливо не станут вспоминать польского генерала Плисовского и капитана Радзишевского, оборонявших эту же крепость от немцев двумя годами ранее, арестованных и убитых в советских застенках.

Польша в советско-германском конфликте Второй мировой войны

Все изменил 1941 год. На момент нападения Третьего Рейха на СССР, на территории СССР в тюрьмах и спецпоселениях находилось больше полумиллиона поляков. Это были семьи «классовых врагов»: индивидуальных предпринимателей и владельцев крупного бизнеса, собственников хорошей недвижимости, работников банковской сферы, полицейских, государственных и армейских чинов.

Советское руководство понимало, что ситуация складывается неблагоприятным образом: немецкие войска пробиваются вглубь страны, обстановка на всех фронтах становится катастрофической. В такой обстановке союзники важнее, чем любые враги.

При посредничестве Великобритании были налажены контакты с находящимся в Лондоне эмигрировавшим польским правительством. Обсуждалась дальнейшая судьба находящихся в заключении поляков, ставились вопросы их освобождения и создания боеспособной армии, которая могла бы принять участие в войне с Третьим Рейхом совместно с вооруженными силами СССР. Советское правительство понимало, что пленных поляков следует использовать грамотным образом.


Владислав Андерс — человек, который смог представить поляков как нацию и политическую силу, даже находясь в плену.

Первой в 1941 году была создана армия Андерса, в которой оказалось около 400 тысяч выживших после арестов и ссылок поляков, «помилованных» советским правительством. В ее финансировании и снабжении принимала участие Великобритания и находящееся под ее протекторатом эмигрантское правительство Польши.

Владислав Андерс был ярким человеком и настоящим интеллектуалом, представлявшем целый срез польской военной аристократии, оказавшейся в советском плену. При всем нескрываемом желании разделаться с арестованными «классовыми врагами», уничтожить сотни тысяч людей, находящихся под пристальным вниманием союзной Великобритании, СССР не мог. При этом поляки были настроены ярко антисоветски: отнюдь не Третий Рейх, а СССР сломал им жизнь, лишив крыши над головой, недвижимости и всего имущества. Далеко не все поляки, оказавшись на захваченной Третьим Рейхом территории, перетерпели подобную судьбу. Многие остались жить в своих квартирах и домах, сохраняя возможность вести экономическую и хозяйственную деятельность. Что еще раз подтверждает различие в целях, методах и экономическом подходе противоборствующих держав (Германии и СССР).


Армия Андерса — хороший пример, когда гражданское, национальное и политическое единство сформировало силу, с которой вынуждено было считаться даже советское государство.

Поляки были солидарны и сильны духом, поэтому в СССР были уже рады избавиться от них, пойдя на любые уступки. Договориться СССР, Великобритании и эмигрировавшему правительству Польши между собой не удалось. По взаимному соглашению армия Андерса смогла покинуть границы СССР, была выведена в Иран и впоследствии вошла в состав вооруженных сил Великобритании.


Свадьба Бронислава Соколовского в Трускавце, лето 1939 года. До войны оставалось меньше двух месяцев. Счастливая мирная жизнь рухнула. Мобилизация в польскую армию, плен, ссылка в советский Узбекистан. Спасение от смерти в советских застенках, мобилизация в армию Андерса, выход в Иран, борьба в составе вооруженных сил Британии, эмиграция в Канаду после установления советской власти в «Польской Народной Республике». Зеркало жизни на примере лишь одного человека. Судьбы других людей с фотографии сложились по-разному.

Вторая попытка создать польскую армию, входящую в вооруженные силы СССР, увенчалась успехом, поскольку ее формирование происходило из лояльных и прошедших все фильтрационные проверки поляков. В 1941 году в СССР была сформирована польская дивизия имени Тадеуша Косцюшко (названная в в честь известного польского военного и политического деятеля XVIII века). Эта дивизия насчитывала чуть более 14 тысяч человек, в основном из поляков-советских граждан, которые жили на территории СССР еще до 1939 года. Эти люди изначально были настроены лояльно и разделяли советские идеологические доктрины. При этом многие из них даже не знали польского языка.

Польша после капитуляции Третьего Рейха

В 1944-1945 годах советские войска заняли всю территорию довоенной Польши, стран Балтии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Югославии, Чехии, Словакии, Словении, территории Восточной Германии и всю немецкую Восточную Пруссию. В 1945 году Третий Рейх капитулировал. На занятых территориях при поддержке СССР начали формироваться марионеточные режимы, готовые устанавливать советский строй в своих государствах.

Впервые по карте прочертилась граница «Восточной Европы», последствия существования которой приходится ощущать вплоть до сегодняшнего дня. Судьбы стран, оказавшихся в сфере советского влияния, складывались по-разному. Судьба Польши оказалась сложной.

Территории Польши, занятые СССР в 1939 году, остались в составе республик БССР и УССР. Граница, установленная по соглашению между Третьим Рейхом и СССР в 1939 году, с минимальными изменениями (кроме Белостока) стала границей между СССР и дружественной «Польской Народной Республикой» — фактической «советской Польшей».

Взамен «утраченных» территорий «советская Польша» получила территории Восточной Германии, Данциг (ставший Гданьском) и часть немецкой Восточной Пруссии. Остальную часть Восточной Пруссии передали СССР, включая город Кенигсберг (ставший «Калининградом»).


В 1945-1947 годах границы были вновь перекроены. Синими и красными линиями показана разница границы СССР в 1939 и 1945 годах. Польша получила часть немецких земель Силезии, Померании и восточной Пруссии. СССР сохранил за собой Волынь и Галицию, возвратив Польше из отторгнутых в 1939 году территорий лишь Белосток.

В «советскую Польшу» вернулись многие военнослужащие армии Андерса, попытались легализоваться участники антигитлеровских вооруженных партизанских формирований (например, Армии Крайова), находившихся в подчинении эмигрантского лондонского польского правительства. Многих из них ждала незавидная судьба: аресты, тюрьмы, ссылки, смерть. И никто из тех, кто избежал репрессий, не смог восстановить права на утраченное имущество, вернувшись в родной дом на родную землю.


«Процесс шестнадцати» в 1945 году — суд в Москве над руководством антигитлеровского и антисоветского польского сопротивления.

Некоторые участники различных польских военных формирований решили вернуться в свои родные города советской «западной Белоруссии и Украины». Их сослали либо в союзную СССР «Польскую Народную Республику», либо в поселения Иркутской области РСФСР – без права покидать данные населенные пункты.

Статус-кво «Польской Народной Республики» с запретом на предпринимательскую деятельность, частную собственность и демократические свободы, сохранялся до 1989 года лишь благодаря усиленному контролю со стороны СССР. Польша была частью советского Варшавского договора – блока стран, в которых функционировали марионеточные правительства, сформированные по принципу отрицательной селекции и стопроцентной лояльности метрополии.

Поэтому использование в современной Польской и европейской истории наименование «советской оккупацией» периодов польской истории в 1939-1941 и 1941-1989, не лишено ни юридических, ни моральных оснований.

Почему в современной польской и европейской истории события «польского похода РККА» в 1939 году и становления послевоенной «Польской народной республики» считают однозначно отрицательными?

Ответ на этот вопрос кроется отнюдь не в изменении границ, произошедших военным путем, и не в абстрактном «вмешательстве страны А в страну Б», где А — СССР, а Б — Польша.

Беда не в том, что вследствие военных действий изменились границы государств. Беда в том, что вследствие изменения границ появилась угроза жизни и благополучия людей, оказавшихся в новой юрисдикции.

Новая власть сломала тысячи судеб, устанавливая свою политическую и экономическую систему. Осознание этого факта кроется лишь в личном осознании произошедшего, ведь «виной» человека того времени с позиции советского государства было то, как всегда было принято жить в цивилизованном мире, как принято жить сегодня, и как сегодня же обустроена жизнь в современных Российской Федерации, Беларуси и во всем постсоветском пространстве.

Выселить любую семью из родного дома, сломать чью-то судьбу арестом, тюрьмой, ссылкой, советская власть умела очень хорошо. Когда каждый отдельно взятый человек не значит ровным счетом ничего, открывается возможность безнаказанно ломать сразу судьбы тысяч людей.

Представьте, что к вам, в ваш родной дом приходят люди в форме и приказывают освободить помещение за 24 часа, собрать один чемодан и с ним под охраной проследовать под арест, а потом – в «новую жизнь», навсегда, жить «там, где прикажут»? За сопротивление переселению – меры пресечения, вплоть до расстрела.

В качестве отвлечения можно привести интересное наблюдение, что зачастую на постсоветском пространстве не всегда правильно понимают термин «репрессии». Бытует поверхностное мнение: человек «говорил, что не надо», «высказывался, как не надо», вот и получил арест, ссылку, расстрел – это и есть репрессии. А может вовсе вредителем, предателем, шпионом был! Значит совсем заслуженно получил сполна. Молчал бы – и все было бы в порядке.

Конечно, все совсем не так. Репрессии – это когда семью арестовывают с конфискацией всей собственности просто за то, что они «классовые враги»: за то, что они живут достойно, в своем собственном доме или хорошей квартире, по собственным силам ведут хозяйство, имеют источником дохода предпринимательскую деятельность, думают о будущем своих детей и внуков, их финансовом благосостоянии. То есть так, как было принято во всем цивилизованном мире уже тогда, а сегодня — принято и в Российской Федерации, и в Беларуси, и в других пост-советских странах.

Если же человек по убеждению ненавидит частную собственность, предпринимательство и рыночные товарно-денежные отношения, то ему всегда можно дать лишь один совет: завтра же подарить свою квартиру, машину, дачу и остальное имущество ближайшим алкоголикам с улицы, совершив тем самым торжественный акт справедливой экспроприации по советскому образцу. Современные сторонники СССР и противники «антисоветских» взглядов на историю, скорее всего, не поспешат этого делать.

Про массовое выселение поляков в 1939 году из присоединенных к УССР и БССР территорий уже подробно рассказывалось выше в статье. Советский сегрегационный подход, сформированный в уже послевоенное время, оказался не менее неумолимым.

С позиции советского государства, украинцы должны жить в УССР, беларусы – в БССР, литовцы – в Литовской ССР, поляки – в «союзной» Польше, немцы – в «лояльной» Восточной Германии (позднее ставшей «союзной» ГДР). Те поляки, которые оказались в «западной Беларуси и Украине», избежали депортации, пережили два года советской власти и почти четыре года немецкой власти, все равно были выселены в границы новой Польши, воссозданной по советскому образцу. Точно так же из «Польской Народной Республики» переселили всех украинцев и беларусов в УССР и БССР.

Признавая изменение границ свершившимся фактом, остается лишь задать два вопроса:

  • Зачем следовало запрещать людям польской национальности возвращаться в родные места, оказавшиеся в пределах УССР и БССР? Они могли стать просто этническими поляками, живущими в СССР.
  • Зачем следовало выселять всех украинцев и беларусов из «союзной» советской Польши? Они могли быть просто этническими беларусами и украинцами, проживающими в Польше.

Ответы на них могут лежать в плоскости «целесообразности», далекой от понятий гуманизма.

Невольно приходится задуматься и о печальной судьбе немцев, которых изгнали отовсюду и переселили в занятую советскими войсками Восточную Германию, ставшую впоследствии ГДР. Далеко не все из этих немцев поддерживали действия Гитлера. Кроме того, после капитуляции Третьего Рейха идеи реваншизма и мести немцам как целой нации, никогда не стояли во главе угла, в особенности в политике СССР, как страны, инвестировавшей в создание ГДР немало финансовых и репутационных ресурсов. Это была целенаправленная советская политика создания моноэтнических государств-сателлитов — внешнюю и внутреннюю политики которых будет проще контролировать.

То, что пережили страны Балтии, Польша, Румынская Бессарабия еще в 1939 году, в 1945 году с ними произошло повторно. Почувствовала на себе советскую власть жители Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехии, Словакии, Словении, Югославии. Арестовали и отправили умирать в тюрьмы и ссылки всех, кто трудом всей жизни заработал хороший достаток и сумел сберечь его, свое имущество и жизнь, даже в период немецкой оккупации. Эти люди стали «классовыми врагами».

Лишение людей собственности, аресты и выселения – преступление против человечности и человеческого достоинства. В представлении людей, которые признают данные качества ценностью, эти преступления нивелируют любые достижения, которые советские идеологи любят приписывать столь любимой им государственной системе. Это, конечно же, хорошо понимают в постсоветской Польше.

Преодоление современной Польшей груза советского наследия

В конце 1980-х – начале 1990-х советские режимы в Восточной Европе рухнули. С 1989 года Польша успешно преодолевает последствия десятилетий советского строя. Любопытно, что еще в начале восьмидесятых годов в Польше стали снимать фильмы о довоенной истории, такие, как Ва-Банк и Ва-Банк 2.

В Польше были восстановлены институты рыночной экономики и восстановлено право частной собственности. Жители страны вновь получили возможность свободно покупать и продавать недвижимость, землю, заниматься строительством, предпринимательской деятельностью, зарабатывать благодаря своим организационным и лидерским талантам, преумножать собственное благосостояние и работать на благо будущих поколений своей семьи, свободно ездить по миру и свободно выбирать город и страну для проживания.


В 1989 году жители Польши смогли отстоять свою независимость и человеческое достоинство.

Одним из первых принятых законов был закон о рестуции, позволяющий потомкам владельцев утраченной собственности в судебном порядке восстановить право на отобранные в годы советской власти квартиры, дома, землю. В Польшу вернулось два поколения эмигрантов и их потомков, которые успешно воспользовались данной возможностью.

Законы о рестуции не распространяются на потомков граждан Германии, проживавших на территории Силезии, Померании и Восточной Пруссии, поскольку практически все проживающие там поляки сами живут в бывших немецких домах (кроме тех, которые были построены после 1946 года). Многие последствия советского подхода к перемещению целых народов и перекройке границ преодолеть попросту невозможно.

Однако законы о рестуции распространяются на евреев, которые могут восстановить права на утраченную предками недвижимость практически в любой европейской стране (включая Польшу), вне зависимости от их текущего гражданства и гражданства их предков. Это – право, которого евреи смогли добиться по итогам окончания Второй мировой, сумев объединиться в национально-политическую силу.


Польша с 1989 года — государство с рыночной экономикой и работающими институтами демократии.

Постсоветские Украина и Беларусь не дали возможности гражданам Польши восстановить права на утраченную недвижимость (они и для своих граждан не реализовали подобной возможности). Однако глубоко благоприятным выглядит сближение современной Польши и Украины. Благодаря низким ценам, в современной Украине граждане Польши активно покупают землю, дома, квартиры, открывают бизнес. В Польше, в свою очередь, находят возможность работать тысячи украинцев, получая гораздо лучший уровень жизни и более высокую заработную плату, чем в самой Украине. Развивается взаимный туризм — в Украину граждане всех развитых стран уже давно ездят свободно, а Украина получила безвизовый въезд в Шенген в 2017 году.

В контексте действий СССР, к произошедшим в 1939 году и после 1944 года событиям, в современной Польше отношение преимущественно резко негативное. Можно много говорить о том, что СССР внес большой вклад в ликвидацию Третьего Рейха и союзных Гитлеру режимов на оккупированных Третьим Рейхом территориях. Благодаря свершившемуся исходу советско-германского конфликта в рамках Второй мировой войны, Польша сохранила свою субъектность. Тем не менее, нельзя рассматривать любое вмешательство СССР в отрыве от его экономической и политической доктрины. Секулярный подход является наивной попыткой уйти от реальности, поскольку на всех территориях, до которой добиралась советская власть, устраивалась «классовая борьба». В Польше понимают, что каждый, кто поддерживает основы советского строя, де-факто поддерживает узаконенный грабеж.

Всестороннее преодоление последствий советского режима является важным приоритетом в политике современной Польши. Помимо принятых законов о рестуции, важными являются законы о гражданстве и люстрации. Запятнавшие себя работой в про-советских партиях и в руководящих органах государственной власти «Польской Народной Республики» граждане не имеют право занимать руководящие должности и заниматься политикой в современной Польше.


Карта Поляка — путь к гражданству Польши. Право, данное каждому человеку с польскими корнями, живущему в любой точке мира.

Современная Польша дает возможность получить польское гражданство потомкам поляков до третьего поколения. Юридически грамотно этот процесс называется «восстановлением» гражданства, поскольку человек не получил его по праву рождения в силу не зависящих от него обстоятельств.

На дальних рубежах осколков бывшего СССР оказались тысячи потомков поляков. Они могут не знать польского языка и ничем не отличаться от людей, которые их окружают, ни в плане внешности, ни культуры. Тем не менее, с точки зрения законодательства Польши, они – поляки. Предоставив документы о своем происхождении, они могут получить «Карту поляка», а позднее и польское гражданство. Каждый поляк – важен и нужен Польше. Это тоже часть преодоления последствий советского строя.

Выводы о произошедшем в 1939-1941 и 1945-1989 годах в Польше

1) В 1939 году СССР ввел войска в Польшу, тем самым отодвинув государственную границу от крупных городов и достигнув стратегического преимущества в будущей войне с Третьим Рейхом. Проблема не столько в самом факте ввода войск и присоединении Галиции и Волыни к СССР, сколько в последующих действиях СССР, которые были осуществлены на занятых территориях:

  • Аресты военнослужащих, полицейских, сотрудников всех польских государственных структур, банков и крупных предприятий
  • Аресты политических активистов национальных политических движений и партий (украинских, беларуских)
  • Аресты и расправы над «классовыми врагами»: владельцами любого бизнеса и дорогостоящей недвижимости
  • Преступления против частной собственности в виде конфискации земли, домов, квартир, имущества
  • Убийство и насильственная ссылка вглубь СССР арестованных лиц
  • Размещение арестованных лиц в концентрационных лагерях с целью их последующей трудовой эксплуатации
  • Маргинализация оставшихся на территории Галиции и Волыни жителей путем навязывания советского политического и экономического строя

3) В 1944-1945 годах вооруженные силы СССР заняли всю территорию Польши, включая отторгнутые в 1939 году Галицию и Волынь. Освобождение от Третьего Рейха является, безусловно, положительным и решающим фактором в судьбе субъектности Польши, однако гораздо большее значение вновь имеют последующие действия на занятых советскими войсками и попавших в сферу советского влияния территориях:

  • Ликвидация руководства и репрессии против членов антигитлеровского подполья (Армия Крайова), не имевшего намерения поддерживать советизацию Польши
  • Репрессии против вернувшихся в Польшу членов армии Андерса и эмигрантов
  • Формирование про-советского руководства из числа поляков для будущей «союзной СССР Польши» — «Польской Народной Республики»
  • Преступления против частной собственности в виде конфискации земель, домов, квартир, имущества (всего, что удалось сохранить в период немецкого контроля)

3) После 1945 года СССР окончательно присвоил себе территории Волыни и Галиции, сделав их «западной Белоруссией и Украиной», присоединив к БССР и УССР. Вновь проблема не столько в изменении государственных границ, сколько в последующих действиях на контролируемых территориях:

  • Выявлению и принудительному выселению из УССР и БССР жителей польской национальности в про-советскую «Польскую Народную Республику»
  • Выявлению и принудительному выселению беларусов и украинцев из «Польской Народной Республики» в СССР
  • Преступлениях против частной собственности, следующих из своевольности принудительного выселения и перемещения жителей
  • Невозможности восстановить права на утраченное имущество (в любом контексте)

Сохраняется проблема насильственного переселения немцев и людей других национальностей.

4) После окончания Второй мировой войны СССР военным путем поддержал приход к власти про-советского правительства в Польше. Это также имело свои последствия:

  • Полноценное установление советского строя и сформированного по образцу функционирующего в СССР репрессивного государственного аппарата
  • Отсутствие права частной собственности и возможности вести легальную предпринимательскую деятельность
  • Запрет на любые идеологические доктрины, кроме советско-коммунистической
  • Полная зависимость от СССР в политическом и экономическом плане
  • Гарантии вмешательства СССР в случае антисоветских волнений внутри страны (как произошло в 1970-х и 1980-х)

История знает случаи, когда смена флагов и переход территорий от одного государства к другому кардинально не влияли на жизнь проживающих на этих территориях людей. Приход СССР на любые территории является категорически обратным примером. Совокупность перечисленных фактов объясняет, что у современной Польши есть все основания называть участие СССР в ее судьбе в 1939-1941 и 1944-1989 — «советской оккупацией». Варшавский договор 1955 года окончательно оформил «Польскую Народную Республику» как марионеточное «государство-сателлит», наравне с другими странами, до которых дошли советские войска в 1945 году.

История не была «когда-то там», давно и далеко. Жившие в ту эпоху люди мало отличались от нас. В Польше, странах бывшей «Восточной Европы» и бывших республиках СССР хорошо понимают, что преступления против частной собственности, человеческого достоинства и человеческой жизни не могут быть ничем оправданы. Вина за эти преступления лежит на СССР, и никакой вклад в военную ликвидацию гитлеровского Третьего Рейха не аннулирует их. Совершенные советской властью преступления не будут забыты ни в осколках самой СССР, ни в пострадавших от советского вмешательства государствах. Часть этих преступлений была признана Российской Федерацией, как юридической правопреемницей СССР, часть остается без должного внимания до сих пор, на момент написания данной статьи.

Статью подготовил Владимир Адошев эксклюзивно для chris.community и блога Ильи Варламова (опубликована с небольшими сокращениями).